«Временные трудности» - совместный поход родителей недоношенных детей в Falcon Club Бутик Кино

Рус  |  Eng
События «Временные трудности» - совместный поход родителей недоношенных детей в Falcon Club Бутик Кино

 22 сентября Falcon Club Бутик Кино пригласил родителей недоношенных детей, членов РОО «Рано» на просмотр кинофильма «Временные трудности». Более 30 родителей, а также заведующие педиатрическими отделениями недоношенных новорожденных г. Минска Юлия Рожко и Елена Ляшевич пришли на сеанс нашумевшего в российском прокате фильма, снятого на очень важную для нас всех тему. После фильма родители имели возможность поделиться своими впечатлениями в лаундж-зоне одного из лучших кинотеатров Минска.

Мы благодарим за отзывчивость Falcon Club Бутик Кино и надеемся, что такие показы станут доброй традицией! Идея совместных походов в кино так понравилась нашим родителям, что в этот же день в Бресте несколько семей также договорились о встрече и сходили вместе на этот кинофильм.

Особая благодарность фотографу Татьяне Ролевой - за то, что посмотрела это кино вместе с нами и подарила свои фотографии с этой встречи.

f1

f1

f1

f1

f1

Поднятая в кинофильме тема реабилитации детей с ДЦП впечатлила нас, мы не получили однозначных отзывов на фильм. Но мы считаем важным обсуждать то, что нас волнует, мы хотим, чтобы мнение тех, кто не понаслышке знает, что такое растить детей с ДЦП - было услышано.

Предлагаем познакомиться с одним из отзывов.

«Временные трудности». Неважное кино на важную тему

Не пойти на это кино я не могла, ведь я сама воспитываю ребенка с особенностями развития, а среди тех, кому мы помогаем – много семей, в которых растет ребенок с ДЦП. Тема абилитации таких детей, и то, каким образом расставляются акценты людьми, лично не сталкивающимися с диагнозом ДЦП – была важна с позиции того, насколько в нашем обществе произошло принятие детей с особенностями развития.

Я понимаю тех врачей и родителей, кому понравился фильм: первые – по долгу службы спасают таких детей, вторые – круглосуточно работают со своими детьми, дают им все, что могут. Без надежды на пресловутый результат остаться в профессии, не перегореть – крайне сложно. Все мы хотим, чтобы неизлечимые болезни возможно было побороть. Для некоторых эта цель – оправдывает средства. Оправдывает жестокость, насилие, оправдывает детские слезы и боль, и даже неверие в то, что тебя любит самый близкий тебе человек - твой родитель. Ведь в конечном счете все эти «жертвы» - они, конечно, дадут результат. Если верить фильму.

А вдруг не дадут? Мы не понаслышке знаем, как могут отстраиваться недоношенные дети: есть случаи, казалось бы, безнадежные, а ребенок, иногда и без колоссальных родительских усилий – отстраивается практически до «нормы». А бывает, что исходные данные вполне себе ничего, и с ребенком работают, не покладая рук, а к году ребенку ставят диагноз ДЦП. Одним словом – ни один уважаемый специалист не даст 100% гарантии, как будет развиваться такой ребенок. И это важно понимать тем зрителям, кто не знаком со спецификой неврологических патологий, и кто после просмотра этого кино извлечет из него вывод: надо использовать ВСЁ, чтобы достичь ЦЕЛИ. И если сделать ВСЁ, то цель БУДЕТ достигнута. Эти обыватели, после просмотра этого кино, встречая на улице Минска, Витебска, Москвы или Рязани людей с особенностями развития вольно или невольно будут считать, что в реабилитации конкретно этого человека было сделано НЕ ВСЁ. Так как результата – НЕТ.

Рискну показаться занудой, которая решила фильм растолковать с медицинской точки зрения, а не с художественной. Хотя, с художественной – это был бы еще более жесткий разбор, так как это кино, в основе которого стереотипные клише и провалы в повествовании. Авторы не стесняются использовать запрещенные приемы, например, эксплуатируют тему страданий, мучений и несправедливости, в которых живет несчастный больной ребенок с круглыми глазами олененка. Хотя актер Охлобыстин в предоставленной ему роли был хорош. В то, что он любил своего сына – я поверила с первых секунд. Это такая вот любовь-ненависть, любовь-непринятие своего собственного ребенка, любовь-созависимость: отказаться от своего ребенка не может, но и жить с таким грузом герою Охлобыстина невыносимо, всю свою жизнь он стремится выковать эту детальку правильной. И ведь неспроста герой Охлобыстина работает на заводе – топорное клише. Как закалялась сталь? Вот так, и только так, - в лучших советских традициях, которые живут и здравствуют, даже спустя 30 лет после развала СССР. А ведь издревле в русских семьях если в семье рождался ребенок-инвалид, его не чурались. Да, его не реабилитировали, как, впрочем, никто особо не занимался и другими, здоровыми детьми. Инвалиды были такими же членами семьи, и жили так, как могли и столько, сколько могли. Времена были такие – тяжелые, но, как ни парадоксально, более милосердные. В ХХ веке – веке двух мировых войн, фашизма и коммунизма с их евгеническими взглядами – отношение к инвалидам изменилось. «Инвалиды перестали рождаться», а если вдруг такое произошло – их ждала такая вот судьба – жизнь в муках и унижениях. И вроде как с приходом демократии, в основе которой утверждение, что все люди равны и обладают равными правами, в 2018 году выходит «художественный» фильм, где главный герой обязательно должен излечиться от ДЦП. При этом он обязательно становится самым успешным в стране бизнес-консультантом, с походкой от бедра и идеальной речью (ах, да, в комедийной сцене в лесу главный герой находится в условиях перенесенного инсульта, не может ходить и имеет серьезные проблемы с речью, а как он в итоге справился с этим – в кино не показывается). С личной жизнью тоже должно всё сложиться: у главного героя в наличии милая невеста-референт модельной внешности, которая восхищается родным провинциальным городом жениха и с удовольствием готовит ужин в его отчем доме в фартучке будущей свекрови. Финал и вовсе сама пастораль: на фоне ухода в закат из спасенного героями градообразующего предприятия, сын прощает отца и доверяет ему воспитание своего еще не рожденного отпрыска. То есть вся эта жестокость, и 30 лет непринятия отцом сына, а сыном отца – улетучились по мановению волшебной палочки. Цель оправдывает средства. Дело Макиавелли живет и здравствует.

И все было бы очень прекрасно, если б это кино не выходило в том обществе, где не решены не только вопросы с пандусами для инвалидов, их социальной инклюзии, но и в принципе не проработана тема целесообразности спасения детей с серьезными патологиями развития. Одним словом, воспринимать это кино исключительно как кино – невозможно. И если вы считаете, что главное, что хотели сказать авторы кино, на постере которого написано «основано на реальной истории» – это посыл на работу и то, что без труда не выловишь и рыбку из пруда – это вы юродствуете, если уж откровенно.

Тем, кому кино, несмотря ни на что, все-таки нравится, я предлагаю представить вот такой сценарий развития событий:

Отец своей жестокостью и насилием не формирует волю и силу своему ребенку, а ломает его, со всеми вытекающими. Ведь не все люди такие сильные и умные, как мальчик Саша Ковалев, отнюдь. Какой вывод мы делаем: слабакам в нашем обществе не место? Выживает сильнейший и это правильно?

Заканчивая, хотела бы уточнить важную деталь: я смотрела это кино в окружении таких же родителей, как я, которые воспитывают недоношенных детей. Многие их них – родители детей с серьезными проблемами по здоровью, в том числе и с ДЦП. И большинству из них кино понравилось. Я очень рада, что в них столько внутренней чистоты, которая позволила увидеть лишь то, что придает им сил для своей ежедневной борьбы – борьбы за здоровье своего ребенка. Ведь так важно видеть свет в конце тоннеля. И вроде как даже с ДЦП можно справиться, ведь режиссер Михаил Расходников так сказал. Дорогие мамы, а представьте на секундочку, что вся наша жизнь – это не тот свет в конце тоннеля, а сам тоннель. И в наших силах сделать этот тоннель уютным: мы можем развесить в нем лампочки (пусть даже они будут мутно гореть, но по крайней мере мы будет видеть то, что происходит вокруг). Самые крутые могут в этом тоннеле развесить картины, устроить лаундж-зону и договориться с кем-нибудь на установку суперкрутого прожектора, свет которого перебьет тот пресловутый свет в конце тоннеля, к которому мы так стремимся. А?

А те власть имущие, и те обыватели, которые понятия не имеют, что такое ДЦП и которые теперь будут смотреть на людей с тяжелым ДЦП как на слабых, не приложивших необходимых усилий для того, чтобы стать «как все» – я им желаю стать милосерднее. И научиться видеть чуть дальше своего собственного носа. Ведь ДЦП хоть и не приговор – он не может быть полностью излечим, как бы нам всем этого ни хотелось. Но даже с тяжелым ДЦП можно жить, а некоторые даже умудряются быть при этом счастливыми. При условии, что им повезло с окружением и, в первую очередь, с родителями.

И все-таки авторам фильма я хочу сказать спасибо. За то, что своим произведением дали повод поднять важную тему, дали возможность высказаться и быть услышанными тем, кто эту тему знает и понимает, и за то, что может быть кто-то научится не воспринимать все, что видит вокруг – буквально. Хотелось бы верить.

P.S. Если вас увлекла тема жизни с неизлечимыми заболеваниями – советую посмотреть французский фильм Оливье Накаша и Эрика Толедано «1+1». Вот он про принятие, про то, как научиться жить счастливо в тех предлагаемых обстоятельствах, которые ты не в силах изменить.

Надежда Зимирева, заместитель председателя РОО «Рано», мама 25-недельного Вани, культуролог